Психическая травма и диссоциация

Последствия травмы для человека заключаются в том, что меняются основы и контуры его жизни, ухудшается способность жить в настоящем, так как предпринимаются постоянные усилия по примирению травмы, случившейся в прошлом с настоящим и будущим.

Ключевыми моментами, которые делают опыт травматичным, является то, что человек чувствует себя беспомощным, и не имеет в своем распоряжении ресурсов справиться с ними.

Одним из доступных способов справиться с травмой является диссоциация. Диссоциативные состояния позволяют вырваться из жестких рамок, которые накладывает реальность, выводить драматические воспоминания и аффекты за рамки повседневного сознания, изменять восприятие Я и создавать дистанцию между разными аспектами Я и повышать порог ощущения боли.

Диссоциация, защищая человека в момент травмы, ставит под угрозу его возможности переработать эту травму, что приводит к развитию ряда психопатологических состояний.

Выделяют 5 видов первичной травмы.

— Тип I, обезличенная/случайная/катастрофическая/шоковая травма, это  травма, у которой отсутствует конкретная обусловленность. В эту категорию попадают также внезапно развившиеся медицинские расстройства и заболевания, а также лечение и реабилитация, которые вызывают физическую и эмоциональную боль.

— Тип II, межличностная травма, которая нанесена другими людьми с целью удовлетворения их собственных потребностей за счет эксплуатации других людей. Травма этого типа может быть единичной или ограниченной во времени (в случае, когда насильник незнакомец), но может быть пролонгированной во времени  и повторяться, если преступник и жертва каким либо образом связаны. Межличностный контекст первичной травмы важен с точки зрения тяжести симптомов — симптомы более тяжелые, если человек, совершающий преступление является близким и значимым для жертвы, — паттерн который называется «травмой предательства».

— Тип III, травма идентичности, основанная на неизменяющихся индивидуальных особенностях (расовая/этническая принадлежность, пол, половая идентичность, сексуальная ориентация), которые являются поводом для преступного посягательства.

— Тип IV, травма сообщества, основанная на групповой идентичности, религии, традициях, культуре, являющихся поводом для насилия.

— Тип V, продолжающаяся, многослойная и кумулятивная травма, основанная на ревиктимизации и ретравматизации.

Существуют различные типы вторичной травмы. Вторичная травма случается и наносит дополнительную травматизацию  чаще всего в комбинации с травмой типа II, когда жертва обращается к другим людям за помощью, но не получает ее или когда жертву обвиняют и стыдят за то, что она стала жертвой. Травма предательства типа II обычно совершается родителями, когда один из них совершает насилие, а другой не замечает этого [1].

Термин диссоциация происходит от латинского слова «dissociation», которое означает разъединение, разделение. Диссоциация является процессом, посредством которого определенные психические функции, которые обычно интегрированы с другими функциями, действуют в той или иной степени обособленно или автоматически и находятся вне сферы сознательного контроля и процессов воспроизведения памяти.

Характеристиками диссоциативных состояний являются: ─ изменения мышления, при которых доминируют архаические формы; ─ нарушение чувства времени; ─ чувство потери контроля над поведением; ─ изменения в эмоциональной экспрессии; ─ изменения образа тела; ─ нарушения восприятия; ─ изменения смысла или значимости актуальных ситуаций или ситуаций, имевших место в прошлом; ─ чувство «омоложения» или возрастной регрессии; ─ высокая восприимчивость к суггестии [2].

Выделяют семь основных адаптивных функций диссоциации.

1. Автоматизация поведения. Благодаря этому человек получает возможность концентрировать внимание на более важных аспектах ситуации или сложной задачи.

2. Эффективность и экономичность предпринимаемых усилий. Диссоциация позволяет экономно расходовать усилия, повышая, таким образом, их эффективность. Диссоциативный процесс позволяет снизить до приемлемого уровня напряжение, вызванное противоречивой или избыточной информацией, что дает возможность мобилизовать усилия для решения той или иной задачи.

3. Разрешение непереносимых конфликтов. В ситуации конфликта, когда в распоряжении человека отсутствуют необходимые средства для немедленного его разрешения, конфликтующие установки, желания и оценки как бы разводятся при помощи диссоциативного процесса. Благодаря этому, находясь в конфликтной ситуации, человек имеет возможность предпринять согласованные и целенаправленные действия.

4. Бегство от гнета повседневной реальности. Диссоциация лежит в основе множества религиозных практик и феноменов, таких, например, как медиумизм, шаманистские практики, явления одержимости духом, глоссолалии и др.

5. Изоляция катастрофических переживаний. Диссоциативный процесс изолирует переживания психотравмирующих ситуаций, которые сопровождаются интенсивными негативными эмоциями. При этом восприятие психотравмирующей ситуации дробится на отдельные фрагменты.

6. Катарсическая разрядка некоторых эмоций и аффектов. Некоторые эмоции, аффекты, чувства и импульсы, на переживание которых в той или иной культуре наложено табу, могут быть выражены только в контексте особых ритуалов, церемониалов и обрядов. Участники таких ритуалов высвобождают и выражают табуированные эмоции, чувства и импульсы в контексте диссоциативного состояния, которое можно было бы уподобить своего рода «контейнеру», содержащему агрессивные импульсы, чувства, связанные с фрустрацией или неисполнимыми желаниями. Человек получает возможность выражать эти чувства непосредственно или в символической форме, не испытывая при этом стыд или вину в связи с нарушением рамок социальных ограничений или цензурой «Супер-Эго».

7. Усиление «стадных чувств».

Диссоциация играет большую роль при сплочении больших групп людей, оказывающихся перед лицом общей опасности, а также в сфере влияния так называемых «харизматических» вождей и авторитарных лидеров [2].

Реализация стратегии избегания ситуации, в которой действует повреждающий фактор, является нормальной реакцией психики на травматическое переживание. В случае, когда физический уход невозможен, психика предпринимает маневр разделения на фрагменты обычно интегрированного Я. Жизнь может продолжаться благодаря тому, что невыносимые переживания дробятся на отдельные сегменты, которые затем  распределяются по различным отделам психики  и тела. Однако это приводит к нарушению интеграции единых элементов сознания (познавательных процессов, ощущений, воображения, моторики, эмоций).

Диссоциация позволяет человеку, который перенес ужасную боль принимать участие во внешней жизни, но это требует от него больших внутренних затрат. Существенным компонентом диссоциации является агрессия,  когда одна часть психики агрессивно атакует другую ее часть. Большинство специалистов различают незначительные или нормативные и основные или патологические формы проявления диссоциации.

Многие авторы рассматривают эти различия в рамках концепции диссоциативного континуума, согласно которой  диссоциативные феномены расположены между полюсами гипотетического континуума, представленными, с одной стороны,  умеренными формами диссоциации,  и, с другой, патологической диссоциаций (крайний вариант диссоциации и наиболее характерное диссоциативное расстройство – диссоциативное расстройство идентичности). Таким образом, диапазон форм диссоциации простирается от очень простых до крайне сложных разделений внутри личности.

Продолжение